Кирилл Лыков о том, готова ли компания к экономическим санкциям

Макроэкономика диктует нам новые вызовы

В конце июля США и страны ЕС объявили о вводе третьего пакета санкций против

России, способного повлиять на экономическую ситуацию в стране. Как эти меры отразятся на энергетической отрасли? Готова ли компания к экономическим вызовам? На эти и другие вопросы отвечает заместитель генерального директора КЭС Холдинга по экономике и финансам Кирилл Лыков.

 Санкции в первую очередь  коснулись банков. Эксперты уже говорят о том, что могут пострадать компании, бравшие кредиты в банках. Новые санкции как-то скажутся на КЭС Холдинге?

—  Не секрет, что вся генерирующая отрасль сильно зависит от кредитов. К примеру, у  КЭС Холдинга одна из самых серьезных инвестиционных программ на рынке, и для ее финансирования мы просто не можем не привлекать заемные средства. Политика правительства, в большей степени, нацелена на борьбу с инфляцией путем снижения денежной массы в стране.  В России отношение денежной массы в обращении к валовому продукту страны составляет 47,1%. В среднем по миру этот показатель составляет 125%. В Китае – 195%. Получается, что у нас в экономике крутится очень мало денег. Все это сдерживает инфляцию, но приводит к резкому сокращению инвестиций. Причем сильнее всего страдает реальный сектор экономики, где трудно быстро получить прибыль.

 В каких банках кредитовался КЭС?

— В Сбербанке, Газпромбанке, банках «Россия», ВЭБ, которые как раз попали под санкции. К сожалению, нельзя исключить, что стоимость кредитов заметно возрастет уже в ближайшее время. Дело в том, что практически все российские банки, включая государственные, привлекали заемные средства на Западе, и именно эти деньги поступали на внутренний рынок. Центробанк уже поднял учетную ставку до 8%. Значит, деньги отечественных коммерческих банков, а с ними и кредиты на внутреннем рынке,  автоматически станут дороже.

— Как все это повлияет на инвестпрограмму компании?

— Инвестиционная программа — наш приоритет, и я точно могу сказать, что она останется неизменной. Последние полгода компания активно работала над тем, чтобы обезопасить инвестпроекты от возможных проблем с займами. Во-первых, нам удалось перевести значительную часть кредитных договоров из краткосрочных в долгосрочные.  Таким образом, мы получили заметно больше времени на обслуживание наших обязательств. Во-вторых, многие банки, сотрудничающие с холдингом, гарантировали   нам неизменность процентной ставки по кредитам. Но при этом мы прекрасно понимаем, что новые займы нам, скорее всего, придется делать уже на менее выгодных условиях.

— Курс доллара и евро вновь пополз вверх, что нам ждать от этого?

—  Падение курса рубля к валюте — довольно неприятный для нас  фактор. Вся наша выручка — в рублях, ведь мы работаем исключительно на внутреннем рынке. Но при этом для наших инвестпроектов необходимы импортные компоненты, например, газовые турбины, которые производят такие компании, как General Electrics и Siemens. За них приходится платить в дорожающей валюте. К счастью, большая часть необходимого нам импортного оборудования уже оплачено и ввезено в страну  — это гарантия того, что наши проекты будут работать как надо. Остаются риски по удорожанию сервисных контрактов и риски по поставкам некоторых расходных материалов – они заключены в валюте. Запорную арматуру, индивидуальные тепловые пункты, спецтехнику, например, комбайны для добычи торфа и оснастку к ним нам тоже придется покупать за валюту – отечественных аналогов, к сожалению, практически нет.

— Существует ли риск того, что на каком-то этапе санкций будет ограничен импорт высокотехнологичного оборудования для генерирующей отрасли?

— Увы,  этого нельзя исключить. И мы стараемся быстрее оформить все финансовые и контрактные обязательства с поставщиками газовых турбин, ведь на действующие контракты санкции не распространяются – в случае разрыва поставщикам придется выплачивать серьезные  штрафы.

— Может ли продукция Китая и Южной Кореи заменить нам западный высокотехнологичный импорт?

— Если мы говорим о материалах, то да — безусловно, может. Но вот западным турбинам я лично альтернативы просто не вижу – этими технологиями владеет буквально несколько фирм во всем мире.

— Нефтяная отрасль уже попала под санкции. Что теперь будет с ценами на энергоносители?

— Вообще-то, девальвация рубля выгодна для нефтяной промышленности. Добывающие предприятия продают нефть за дорожающую валюту, а здесь меняют на рубли. С одной стороны, существует вероятность подорожания топлива на внутреннем рынке. Но, c другой стороны, очевидно, что правительство будет за этим процессом следить и регулировать его экспортными пошлинами. Я не думаю, что нам следует ждать серьезного изменения цен на энергоносители — это бы сильно ударило по промышленности.

 Готовятся ли стратегия выживания, если оправдается самый пессимистичный сценарий?

— Макроэкономика диктует нам новые вызовы, и мы к ним готовы. У нас хороший опыт выживания – кризисы в стране уже случались. Для того, чтобы любое развитие событий для холдинга не стало неожиданностью, мы разработали два сценария: традиционный и пессимистичный. При реализации последнего сценария задействуем рычаги внутренней экономии, будут сокращаться заимствования у банков и максимально узко обслуживаться инвестиционные и прочие проекты. При этом хочу отметить, что существует возможность оптимизации финансирования инвестпрограмм без срыва сроков и ухудшения качества работ – опыт есть. Но я в  то же время надеюсь, что этот вариант не придется реализовывать.

—  Каким образом меняющаяся экономическая ситуация  может отразиться на сотрудниках КЭС Холдинга?

—  Сейчас наша самая главная задача — минимизировать все затраты, напрямую не связанные с получением дополнительной прибыли.  Буквально любое решение о трате хотя бы нескольких рублей должно быть обосновано и приносить экономический эффект.  Это, в том числе, касается корпоративных мероприятий компании.  Но я обещаю, что мы приложим все усилия, чтобы не экономить на условиях труда – это принципиально.

— Что будет в ближайшее время происходить  со спросом на тепло и электроэнергию? Возможен ли кризис на внутреннем рынке?

— Ухудшение условий кредитования повлияет не только на энергетику, но и на другие отрасли экономики. Меньше кредитов — ниже темпы производства, а значит и потребления электроэнергии и тепла. Но у энергетики есть одна важная особенность — чтобы не происходило, наш продукт остается нужен везде и всем. Так что бездельничать нам  точно не придется. 

Интервью для корпоративной газеты