Генеральный директор ЗАО "ВяткаТорф" Сергей Береснев о перспективах развития торфяной отрасли в России

"Мы не побоимся взяться за горящие торфяники, если будет господдержка"

Структура подконтрольного "Ренове" "КЭС Холдинга"- ЗАО "ВяткаТорф" видит большие перспективы развития торфяной отрасли в РФ. Компания, добывающая половину торфа в РФ, готова идти даже на бесхозные и горящие месторождения, если сумеет получить господдержку в виде льгот и налоговых послаблений, рассказал в интервью "Интерфаксу" генеральный директор компании Сергей Береснев. Проводимая "ВяткаТорфом оптимизация бизнес-процессов должна сделать торф для генерации на 20% дешевле газа.

- В России торф остается альтернативным видом топлива для генерации. За счет чего он может конкурировать с углем и газом?

- Экономические преимущества торфа раскрываются при его использовании в качестве локального источника топлива. При сжигании торфа в пределах 100 км от места добычи он оказывается в среднем на 10-15% дешевле газа и угля, а также существенно выгоднее мазута на коммунальных котельных. Сейчас стоимость использования торфа на Кировской ТЭЦ-4 сопоставима со стоимостью газа. В настоящий момент мы реализуем проект по оптимизации технических процессов на этих станциях и планируем, что за счет этого торф может стать выгоднее газа примерно на 20%. Это вполне выполнимая задача. В прошлом году по инициативе наших собственников на предприятие была приглашена финская консалтинговая компания Poyry. Специалисты изучили наши торфяные месторождения и технологию добычи. По результатам анализа был сделан вывод, что себестоимость добычи торфа фрезерным способом у нас существенно ниже, чем в Западной Европе, в частности в Финляндии, которая занимает первое место в мире по добыче этого вида топлива. Нам осталось "подтянуть" транспортировку и погрузку.

- Ваше предприятие планирует рост производства?

- Когда я обсуждал с акционером свое назначение, то прямо задал вопрос: "Мы идем на развитие или мы идем на ликвидацию?" Мне ответили, что мы идем на развитие. Отсюда и задачи - увеличение объемов выработки и снижение себестоимости. Наша компания обеспечивает около 50% всей добычи торфа в стране, причем основную долю нашей продукции потребляют предприятия энергетики. В прошлом году мы добыли 876 тыс. тонн торфа. По итогам 2014 года этот показатель скорее всего снизится примерно до 610 тыс. тонн. Погода в сезон добычи была неудачной: в Москве стояла 30-градусная жара, а у нас в Кировской области все время шли проливные дожди. В 2015 году мы собираемся добыть около 700 тыс. тонн торфа, если повезет с погодой. Моя мечта - дойти в 2017 году до уровня добычи в 1 млн тонн.

Основной потребитель нашего торфа - расположенные в Кировской области ТЭЦ-3 и ТЭЦ-4, принадлежащие ОАО "ТГК-5" (MOEX: TGKE). Порядка 10-12% нашей продукции идет на отопление города Шарья Костромской области - на Шарьинскую ТЭЦ. Кроме этого, в числе наших крупных потребителей - муниципальные предприятия Кировской области, которые имеют котельные и отапливают населенные пункты средних размеров.

- По вашим оценкам, будет ли в ближайшие годы расти потребление торфа в энергетике?

- Потенциал для этого точно есть. Вот конкретный пример - Кировские ТЭЦ-3 и ТЭЦ-4 могут легко увеличить объемы сжигания торфа в два раза, до 1,2-1,5 млн тонн, и получить от этого экономическую выгоду. Но если мы говорим о долгосрочном и устойчивом росте потребления торфа в энергетической отрасли в целом, то придется признать, что он сдерживается целым рядом нормативных барьеров. К сожалению, их невозможно устранить без участия государства.

- Какие сдерживающие факторы вы имеете в виду?

- Во многих европейских странах торф имеет статус "условно возобновляемого" источника энергии, и добывающие его компании пользуются целым рядом льгот. В России годовой прирост запасов торфа составляет 250 млн тонн, при том что добывается меньше 2 млн - есть все основания для включения этого вида топлива в список возобновляемых ресурсов. Я считаю, что этот шаг просто необходим для действительно серьезного развития торфодобывающей промышленности. Летом в Киров приезжал премьер-министр Дмитрий Медведев, и он согласился с этими доводами. В октябре заместитель министра энергетики Анатолий Яновский заявил, что его ведомство выступает за распространение на торф льгот, действующих для возобновляемых источников энергии. Если это произойдет, то инвестиционная привлекательность генерации на основе торфа повысится в разы.

Еще одной эффективной мерой государственной поддержки отрасли могло бы стать снижение налога на добычу полезных ископаемых - на сумму, потраченную на промышленную и пожарную безопасность, а также введение льготного тарифа на железнодорожную перевозку торфа. В настоящий момент такими преференциями пользуется угольная промышленность. Еще один момент - в России совсем не выпускается техника для добычи торфа, поэтому в качестве временной меры поддержки было бы очень полезно обнулить ставки на ввоз этого оборудования.

- По вашему мнению, как в РФ можно решить проблему горящих торфяников?

- Путем ужесточения административной ответственности за незаконную добычу торфа. Сейчас объемы такой нелегальной добычи крайне высоки. Обратите внимание, в Москве большинство "зеленых зон", включая газоны, благоустраивается с применением торфа. Вопрос - откуда берется этот торф, когда официально действующих торфодобывающих предприятий в регионе практически нет?

Незаконная добыча идет на месторождениях, которые раньше были разработаны, но потом заброшены. Во времена СССР страна была мировым лидером по добыче торфа, и бесхозных месторождений осталось очень много. На них сейчас действует теневой бизнес. Такие торфяники - бич крупных городов: Москвы, Казани, Нижнего Новгорода, Перми и Ижевска. Незаконная добыча идет с нарушением элементарных правил пожарной безопасности, в результате чего очень часто возникают возгорания, с которыми мы с вами знакомы не понаслышке. Я уверен, что если отрасли будет оказана господдержка, то бизнес придет на заброшенные месторождения и наведет на них порядок.

- Вы готовы идти на месторождения, которые горят?

- Мы этого не боимся. У нас и многих других частных компаний есть все технологии, чтобы обеспечить необходимый уровень пожарной безопасности.

- На какой уровень по добыче торфа могла бы в ближайшее время выйти отечественная промышленность?

- Без государственной поддержки добыча торфа за 5 лет может увеличиться примерно на 10-12%. В случае, если отрасли будут предоставлены льготы, добыча может вырасти в разы. Это будет происходить на фоне распространения распределенной энергетики на основе торфа - как малых электростанций мощностью до 25 МВт, так и крупных - как локомотивов развития.

- Возможно ли в ближайшее время строительство новых ТЭЦ на торфе?

- Обсуждение некоторых пилотных проектов уже идет. К примеру, наша компания рассматривает возможность перевода города Кирса в Кировской области на отопление торфом с параллельной выработкой электрической энергии. Этот небольшой районный центр ежегодно потребляет 30 тыс. тонн каменного угля, при том что находится всего в 10 км от нашего месторождения "Дымное" - одного из крупнейших в Европе.

- Проявляют ли интерес к российскому торфу зарубежные компании?

- Мне известно о нескольких таких проектах. В настоящее время немецкая компания "Флорагард" занимается разработкой месторождений в Калининграде. Добытый торф планируется экспортировать морским путем.

Немецко-латвийская компания "Пинструб" присутствует в Псковской области - они приобрели компанию "Росторфинвест", занимающуюся производством сельскохозяйственного торфа. Инвесторы из Кореи и Китая обсуждали с нашей компанией проект по брикетированию торфа и его транспортировке в Азию, но текущий уровень тарифов на перевозку делает такой бизнес непривлекательным.

- Рассматриваете вы для себя работу на рынке сельскохозяйственного торфа?

- Рынок торфа для сельского хозяйства показывает устойчивый рост, и, конечно, он нам интересен. Сегодня это очень серьезный сектор в мировой экономике. Среди основных потребителей - Голландия и Германия, в этих странах торф используется в цветоводческих хозяйствах. Сейчас появляются и новые крупные заказчики - Китай, Монголия и Корея, где начинает развиваться цветоводство, а также Египет и Турция, где растет производство овощей.

В советские времена в одной только Кировской области для повышения плодородия в почву вносилось более 5 млн тонн торфа. У "ВяткаТорфа" есть порядка 600 га месторождений, на которых можно добывать сельскохозяйственный верховой торф. Пока мы производим его в небольшом масштабе и поставляем на любительский рынок - для садоводства. Производство торфа для профессионального использования в сельском хозяйстве требует совсем других подходов. Мы планируем двигаться в этот сегмент и ищем для этого партнеров. Сейчас "ВяткаТорф" ведет переговоры с десятком крупнейших мировых компаний на рынке сельскохозяйственного торфа. Очень надеюсь, что через несколько лет мы сможем приступить к производству.

Интерфакс