Новый план ГОЭЛРО. Как модернизировать энергетику

Минэнерго завершило разработку программы модернизации электростанций. Проект грандиозный. Цена вопроса - триллионы рублей. Какие объекты будут модернизироваться и на чьи деньги: частные или государственные? На каких условиях инвесторы смогут поучаствовать в проекте? Что почувствуют потребители? Ну, и какими будут итоги? Об этом сегодня - в нашей программе.

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- Проект сделан во исполнение поручения президента. Глобальная цель - привлечение инвестиций в модернизацию имеющейся генерационной инфраструктуры по тепловым станциям, которые несут основную нагрузку. Они остаются базовой генерацией. В этой части можно идти как в новую стройку, так и в модернизацию. В 22-ом году заканчивается программа строительства новых мощностей, которые были сделаны по итогам реформирования РАО. Второе - мы видим, что сейчас уже достаточно изношена существующая генерация (износ около 70%). Причем, сама инфраструктура, сетевое оборудование, здание станции - с ними ничего не происходит. Поэтому мы исходили из того, чтобы минимизировать стоимость модернизации. Можно было бы начать новые стройки, но это стоило бы намного дороже.

Алексей Хохлов, руководитель направления "Электроэнергетика" Энергетического центра Бизнес-школы "Сколково":

- Известно, что станции с годами новее не становятся. Они достаточно старые. Но в каком объеме, каким образом, через какие деньги и как решить эту проблему - здесь развилок очень много. Я попробую адресоваться к некоторым из них. Уверен, что коллеги дополнят. Что такое "модернизация"? Это замена старого оборудования на такое же новое. Поэтому один из рисков, который закладывает такая модель модернизации - это риск психологического отставания, потому что это - технологии середины 20-го века. Программа предусматривает работу до 30-ых годов. А эксплуатироваться эти блоки будут еще 15-20 лет. Поэтому мы закладываем костяк энергоситемы страны на горизонты 40-50 гг. Мы сейчас имеем 20-30 избыточных мощностей в энергосистеме.

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- 18 гигватт по последнему году. Но, чтобы модернизировать, надо останавливать станции. Этот избыток дает возможность сейчас кого-то остановить.

Алексей Хохлов, руководитель направления "Электроэнергетика" Энергетического центра Бизнес-школы "Сколково":

- Но что будет в энергетики через 10-15 лет - большой вопрос.

Ведущий:

- Александр Вилесов представляет компанию "Т Плюс", он ответит. Сколько у вас генерирующих станций?

Александр Вилесов, директор по экономике и тепловым узлам:

- У нас 60 станций, мы работаем в 16 регионах страны. Кроме электричества мы производим еще и тепло. Мы считаем, что города могут жить в экологичной ситуации. Самый экономичный способ - это комбинированная выработка электричества и тепла. Эти станции и нужно модернизировать - те, Которые производят тепло для городов и электричество для оптового рынка. Поэтому мы считаем, что программа модернизации очень нужна.

Ведущий:

- У вас 60 станций. Вы в них инвестируете? Обновляете?

Александр Вилесов, директор по экономике и тепловым узлам "Т Плюс":

- Конечно, мы поддерживаем их в нормативном состоянии, чтобы не допускать аварийных ситуаций и поддерживать приемлемый уровень качества, который мы сегодня имеем. Но модель отрасли такова, что какие-то существенные инвестиции, будь то новое строительство или капитальная замена, мы не можем себе позволить. На это просто нет денег с точки зрения цен, которые есть на рынке.

Ведущий:

- Андрей, что вы предлагаете? Как решать эти проблемы таким компаниям, как "Т Плюс"?

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- Мы в этом плане действуем поступательно. Если новые станции строили с более серьезными вложениями и давали большую окупаемость, здесь предлагается модель привлечения инвестиций, которая сравнивает объекты модернизации по, так называемой, приведенной от доставочной стоимости. Если простым языком - это цена электроэнергии на 16 лет работы модернизированного оборудования. Приходя, сам инвестор понимает затраты на топливо, инвестиции на оборудование, структуру цены, структуру затрат, которые он сам несет на этом горизонте и, с учетом этого, заявляет, сколько средст понадобиться. Финансирование будет производиться через рынок, поскольку сегодняшняя структура цены и цена на газ, которая является основным топливом, не позволяет окупаться.

Ведущий:

- Мы перешли к потребителям. К тем, кто будет оплачивать модернизацию. Что почувствуют потребители?

Василий Киселев, директор сообщества потребителей энергии:

- Суть этой программы в том, что старую дымовую трубу заменили на новую дымовую трубу (или старый компрессор на новый компрессор) за счет потребителя полностью и еще с доходностью. Ни в одной отрасли экономики у нас такого нет. Итогом является следующее - мало того, что до 21-го года цены на оптовом рынке будут расти в 2 - 2,5 раза выше, чем инфляция каждый года. А с 21-го года цены для потребителей оптового рынка будут расти в темп инфляции. И еще около 3,5 триллионов мы с 21-го года дополнительно заплатим энергетикам. Мы согласны перейти на режим 6-тилетнего КОМа (конкурентного отбора мощностей) и дополнительно за это приплатить. В горизонте 31-го года - это почти 800 миллиардов рублей. То есть, денег на такую модернизацию у энергетиков более, чем достаточно. Давайте не забывать еще 2 триллиона рублей, которые мы не доплатили за те объекты новой генерации, стройка которых закончится к 22-му году.

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- Надо либо дождаться, пока будет дефицит, и строить новое. Модернизация стоит около 40% от новой стройки. Новая стройка стоит в 4 раза выше. Это будет гораздо дороже для потребителя. И это нельзя будет делать в темпе процесса. Сейчас мы видим по фактическим данным участие в конкурентом отборе, т.е. производители заявляют объемы, которые они будут продавать. На горизонте 11-16гг. 12 гигаватт уже не заявлено, т.е. производитель выводит это оборудование, потому что оно не окупается, не дает денежного потока, физически устаревает. Чтобы его модернизировать, нужно привлекать средства.Сейчас заемные средства стоят дороже, чем можно заработать на рынке электроэнергии мощности. У нас цена на рынке электроэнергии растет темпами ниже, чем тариф на газ, утверждаемого государством. С учетом этого сдерживания привлечение инвестиций практически невозможно, без привлечения денег потребителей.

Александр Вилесов, директор по экономике и тепловым узлам "Т Плюс":

- Так и есть. Модернизация должна приводить (и приведет) к улучшению технико-экономических параметров станции. Они улучшатся и можно будет успешнее конкурировать на рынке. С другой стороны, дополнительным мультипликатором может являться и рост цены газа. Если он случится, и такое решение будет когда-либо принято, то мы увидим, что большая часть проектов, которые сегодня не окупается начнут окупаться. Но в этот этап модернизации мы ждем согласованной программе строительства городах, чтобы обеспечить теплоснабжение.

Ведущий:

- А у нас есть специалисты по электроборудованию, которые включатся в этот процесс физически? Ведь масса сопутствующих отраслей экономики начнут работать.

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- Одним из требований модернизации станет локализация оборудования. Определенный объем оборудования должен быть произведен на территории РФ. С Минпромторгом решается, какая величина это будет. Поэтому, безусловно, будет мультиэффект. Когда мы приходим к машиностроителям и говорим, давайте нам турбину, нам отвечают, что нужен горизонт планирования. Мировая практика показывает, что они начинают окупаться при больших объемах производства.

Ведущий:

- Как будут отбираться компании?

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- Для генерирующих компаний требования не к ним, а к оборудованию. Это должно быть оборудование старше 40 лет с определенным объемом эксплуатации и с определенной степенью загрузки. Мы не предполагаем в программу модернизации допускать оборудование, которое не востребовано. Только то, что востребовано.

Александр Вилесов, директор по экономике и тепловым узлам "Т Плюс":

- Половина нашего оборудования попадает в эти критерии.

Ведущий:

- Программа модернизации ставит крест на "зеленой" энергетике?

Алексей Хохлов, руководитель направления "Электроэнергетика" Энергетического центра Бизнес-школы "Сколково":

- Она соответствующим образом распределяет фокусы и ставит приоритеты. Она не ставит крест на "зеленой" энергетике. Сейчас обсуждается, что будет с поддержкой возобновляемой энергетики после. Любой финансовый ресурс, особенно, когда мы говорим о десятках миллиардов долларов - это ресурс ограниченный. Мы собираемся вложить огромные деньги в технологии середины 20-го века. Если посмотреть на "Siemens", "General electric" (компании-лидеры по производству крупных турбин), они испытывают проблемы, сокращают 10-ки тысяч рабочих мест по всему миру, потому что спрос на эти технологии с мире падает. Даже Китай, не говоря уже о Германии, США и других странах, перемещают фокус на возобновляемую энергетику. Более 2/3 денег генерации в последние 3-4 года вкладывается в солнце и ветер. Мы, дай Бог, дотянем до 1%. Те 5 гигаватт, которые мы запустили сейчас - хороший, правильный шаг, но этого очень мало. Посмотрите на цены - если коллеги говорят о 400-500 долларах за киловатт установленной мощности старых технологий, то "Ford" на последнем аукционе в нашей стране по ветру дал 1000 долларов за киловатт*час. Если мы говорим про 30 лет вперед - там и накопители появятся.

Ведущий:

- Действительно, не консервируем ли мы себя в прошлом веке, закрывая дверь новым технологиям?

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- Никаких ограничений для технологий мы при модернизации не делаем. Если будут появляться блоки (а мы надеемся, что и большие газовые турбины у нас к этому моменту подтянутся) мы не будем ничего консервировать. Мы наоборот даем возможность развития нашему машиностроению. Я бы разделил: у нас есть поддержка возобновляемой энергетики, и у нас должен быть тема с базовой генерацией. 68% мощностей сейчас - это тепловые станции. Нуно понимать, что у нас страна холодная. Тепло - не просто сопутствующий, но и основной товар для городов. Даже когда идет речь про новые стройки - мы куда собрались их вставлять? Есть существующая городская инфраструктура, внутри которой стоит станция. Сместить действующее, переложить трубопроводы - это несопоставимо по затратам, чем модернизировать уже существующий объект.

Ведущий:

- А вы видите со стороны возобновляемых источников энергии конкуренцию?

Александр Вилесов, директор по экономике и тепловым узлам "Т Плюс":

- Только в том случае, если цены, по которым эти программы сегодня осуществляются - выше рыночных цен. Они этим самым отбирают пирог, которого и так мало. Но вообще пока можно сказать, что в длинной перспективе (говоря про 20-15 лет), то ландшафт рынка должен сильно поменяться. Большую роль сыграют накопители любой энергии (хоть тепловой, хоть электрической)

Ведущий:

- Какова дальнейшая судьба проекта модернизации?

Андрей Максимов, замдиректора департамента и развития электроэнергетики Министерства энергетики России:

- Две недели будет проходить обсуждение внутри сообщества, обсуждение с федеральными службами. Далее внесение в правительство. Предварительно мы эту работу, конечно, уже делаем. Надеемся, что шансы, что проект будет принят, велики.

 http://tv.rbc.ru/archive/levchenko/5b3507472ae5965ed8009a19