Пересмотр банковских ставок по инвестиционным займам - порочная практика - CFO КЭС Холдинга

Виктор Вексельберг вместе с партнерами в конце прошлого года завершил реорганизацию "КЭС Холдинга", в ходе которой генерирующие активы компании были консолидированы на базе ОАО "Волжская ТГК", а сбытовые - на базе ОАО "ЭнергосбыТ Плюс".

О планах развития реорганизованной компании и влиянии текущей ситуации в экономике на ее работу "Интерфаксу" рассказал заместитель генерального директора "КЭС Холдинга" по экономике и финансам Кирилл Лыков.

- Каким образом ситуация в экономике отразится на работе недавно консолидированной генерирующей компании КЭС - Волжской ТГК (MOEX: VTGK)?

- Текущую экономическую ситуацию сложно назвать благоприятной. Но энергетика - это консервативная отрасль, она медленно реагирует на негативные тенденции, обладая большой инерцией. Поэтому макроэкономические факторы оказывают на нас меньшее влияние, чем на остальные сектора - например, на производство стали, на нефтяников, на химпереработку.

Тем не менее, на рынке существуют две неприятные тенденции, на которые в этом году придется так или иначе реагировать абсолютно всем - это падение курса рубля и повышение процентных ставок.

Если говорить о "КЭС Холдинге", то у нас крайне небольшой объем валютных обязательств. Мы выгодно отличаемся от многих компаний тем, что в нашем портфеле нет валютных кредитов. В основном наши валютные обязательства сосредоточены в области сервисных контрактов по обслуживанию парогазовых установок, которые мы вводили в рамках договоров о поставке мощности (ДПМ). Это сумма порядка 50 млн евро - небольшая в сравнении с нашей выручкой. Кроме того, мы используем в работе некоторые импортные химреагенты.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы разделить большие сервисные контракты. Импортные запчасти и комплектующие будут по-прежнему в валюте, а работы станут "рублевыми". Подрядчики готовы пойти нам в этом навстречу.

Что касается повышения процентных ставок, то у нас достаточно большой кредитный портфель и крупнейшая в отрасли инвестпрограмма. 2014 год был пиковым с точки зрения привлечения кредитных ресурсов. Но при этом наш портфель живой и сбалансированный, а займы - "длинные".

Негативные эффекты для отрасли могут быть частично компенсированы рядом шагов со стороны государства. Мы рассчитываем, что правительство пересмотрит нормы доходности по ДПМ. Они частично и так подлежат пересмотру, потому что привязаны к ставке облигаций федерального займа (ОФЗ), которая точно возрастет.

- Ваши ожидания по финансовым показателям на ближайшую перспективу?

- Бюджет 2014 года был выполнен нами по всем статьям. В утвержденном главным акционером бюджете "КЭС Холдинга" на 2015 год заложен очень серьезный прирост EBITDA по МСФО - на 26%, что примерно составляет 6,6 млрд руб. Рост этого показателя будет во многом обусловлен большим объемом вводов по ДПМ, которые сразу же дают мощный экономический эффект. Менеджмент компании приложит все усилия, чтобы выполнить бюджет на 2015 год, несмотря на изменившиеся макроэкономические условия.

В ближайшем будущем мы реализуем нашу целевую программу по повышению EBITDA. Это многофакторный, многостраничный документ, который насчитывает значительное количество мероприятий практически во всех сферах деятельности компании. Мы разработали и запустили эту программу в начале прошлого года, и теперь она проходит регулярный ежемесячный "апгрейд".

- Вы корректируете ожидаемые показатели в связи с ситуацией в экономике?

- У нас есть пятилетняя модель, которая пока не корректировалась. В течение первого полугодия мы поймем, потребуется ли такая корректировка.

Важной частью нашей стратегии в этом году станет программа по оптимизации инфраструктуры теплоснабжения в регионах нашего присутствия, на которую выделено порядка миллиарда рублей. Каждая точка будет рассмотрена отдельно, и по ней будет принято решение о том, каким образом мы будем ее в дальнейшем модернизировать и развивать. При этом какие-то совсем неэффективные объекты генерации потребуется продать или закрыть. Программа по модернизации инфраструктуры теплоснабжения в шести городах - Воркуте, Иваново, Ижевске, Перми, Саратове и Ульяновске - уже готова, мы начинаем проектные работы.

- Какие ориентиры по доходности заложены в вашу стратегию?

- Ключевой показатель для компании - это EBITDA, за него мы отвечаем перед акционерами. Пятилетний прогноз по EBITDA, сделанный в начале 2014 года, пока не меняется.

В консолидированной отчетности 2014 года будет отражено самое большое соотношение долга к EBITDA. Согласно стратегии, именно на 2014 год приходится пик заимствований по инвестпрограмме. Затем с 2015 года соотношение долга к EBITDA начнет снижаться. Озвучить размер нашей задолженности и другие финансово-экономические параметры мы сможем сразу после выхода первой консолидированной отчетности.

- Ваши планы по рефинансированию задолженности и инструменты рефинансирования?

- В 2014 году мы начали использовать два новых инструмента на рынке заимствований, которых нет у других энергетических компаний. Во-первых, это факторинг: мы передали дебиторскую задолженность наших потребителей компании "ВТБ-Факторинг" и сейчас находимся в стадии подписания соглашения с еще одним крупным московским банком по этому же самому направлению. Сейчас у нас открыт факторинговый лимит на 10 млрд руб. Наша практика уже показала успешность этого инструмента, и мы будем продолжать им пользоваться в будущем.

Второй инструмент - это лизинг строящихся и построенных станций в рамках ДПМ. Этот проект мы планируем совместно со "Сбербанк-Лизингом". Он готов, но его внедрению помешал рост ставок и нестабильная ситуация на рынке. Мы взяли паузу, но как только ставки придут в норму, мы этот проект обязательно запустим. Как он будет работать? Мы продадим одну из наших действующих станций по классической лизинговой схеме, оставив этот объект у нас в управлении. Таким образом, мы получаем новый инструмент привлечения средств - в дополнение к традиционному кредитованию.

Сейчас у нас есть ранее сделанные облигационные выпуски, новых мы в 2015 году не планируем в связи с ситуацией на рынке.

- Есть намерения привлекать кредиты в рублях?

- Да, такие намерения есть. У нас еще не закончено несколько строек, поэтому в 2015 году под инвестпрограмму будут привлекаться средства. Речь идет о дальнейших выборках по уже подписанным соглашениям - это 10-15- летние кредитные договоры с ВЭБом, Газпромбанком (MOEX: GZPR) и Сбербанком (MOEX: SBER).

- Ставки могут быть пересмотрены?

- Будем надеяться, что ставки по "длинным" кредитам не изменятся. Я считаю абсолютно порочной практику пересмотра банковских ставок по инвестиционным займам. Это ставит под угрозу экономическое развитие в стране. Представьте, вы начали строить электростанцию или завод, а вам в середине стройки поменяли ставки. Много вы построите?

Я почти уверен, что на такие меры не пойдут ВЭБ и Сбербанк. ВЭБ - это "длинные" государственные деньги, там точно не будет роста ставки. В Сбербанке существует очень хороший баланс между привлечением и размещением средств, и я надеюсь, что роста ставки здесь тоже не будет. По крайней мере, нас в этом заверили.

А вот Газпромбанк, похоже, собирается изменить ставку по инвесткредиту. Формально договор это допускает, но с точки зрения природы проекта - это очень опасно.

- Вы ведете переговоры с Газпромбанком?

- Мы в процессе переговоров. Пытаемся убедить банк, что повышать ставку нельзя. Если она повысится, то мы будем искать более выгодное фондирование, возможно, более "короткое".

Сейчас нас охотно кредитуют банки, несмотря на ситуацию в экономике. Энергетические компании - это очень надежный заемщик и все это понимают. В условиях нестабильных рынков повышаются требования к качеству клиента. Мы это много раз проходили. Банки перестают кредитовать рисковые проекты и увеличивают долю традиционных надежных заемщиков. Поэтому для нас ситуация имеет свои плюсы. Понятно, что банки сейчас будут охотнее кредитовать энергетику, чем, например, инжиниринг или девелопмент. Жилье и бизнес-недвижимость в кризисы почти не кредитуются. Мы надеемся, что какая-то доля этих ресурсов частично перейдет к нам.

- Есть ли у компании намерения выйти на азиатские рынки заемного капитала?

- Такие намерения есть у всех в отрасли, но пока ни об одной сделке я не слышал. У азиатских банков я тоже не вижу большого интереса к российскому рынку. Если это станет нам выгодно, то мы готовы привлекать средства в Азии, Африке, где угодно.

- Вы планируете новые закупки оборудования? Рассматриваете возможность его приобретения в Азии?

- Основное энергетическое оборудование, к счастью, было закуплено нами до кризиса, даже для недостроенных пока станций. Оно оплачено и привезено в Россию. Больше ничего крупного закупать мы пока и не планируем. Что касается обычных материалов для поддержания операционной деятельности, да, мы будем искать альтернативных поставщиков, в основном в России.

- Каков объем финансирования вашей инвестиционной программы в 2014 году и планы на 2015 год?

- В 2014 году инвестпрограмма составляет порядка 30 млрд руб., в 2015-ом она несколько снижается, поскольку основные пуски прошли. По сути, остаются только две крупных стройки. При этом мы увеличили программу техперевооружения действующих мощностей. Программа на 2015 год пока не утверждена, но она будет порядка 25 млрд руб.

- Почему вы увеличиваете траты на техперевооружение?

- Это связано с реализацией программы по реконструкции тепловых узлов, нам надо заниматься старой мощностью, повышать ее КПД.

Поскольку программа строительства по ДПМ заканчивается, следующее, на чем все энергетики, не только мы, должны будут сосредоточиться - это приведение в порядок старых мощностей, точечные инвестиции в повышение эффективности давно действующего оборудования.

- Какую выручку от объектов, работающих по ДПМ, вы ожидаете по итогам 2014 и 2015 годов?

- В 2014 году выручка от объектов ДПМ составила 18,8 млрд руб. без НДС, в 2015 году мы ожидаем выручку в размере 31 млрд руб. без НДС.

- Для энергетики актуальной является проблема неплатежей. Как текущая ситуация в экономике может повлиять на платежную дисциплину?

- Мы ждем, что через несколько месяцев заметно вырастет наша тепловая и электрическая "дебиторка". Крайне неприятный тренд роста неплатежей прослеживается уже сейчас. В начале 2014 года дебиторская задолженность за тепловую энергию по предприятиям холдинга составляла 40 млрд руб.. А к осени она увеличилась примерно на 11%. Среди главных неплательщиков - недобросовестные управляющие компании и прочие посредники в сфере ЖКХ, которые уже давно взяли за практику кредитоваться за наш счет.

Что сейчас происходит? У потребителей резко затрудняется доступ к кредитным ресурсам, соответственно, они перестают платить нам. Для управляющих компаний и других посредников соблазн собрать с потребителей деньги и положить их на депозит становится крайне высоким. А у нас нет юридических механизмов для эффективной работы с такой задолженностью. Мы не можем отключать большинство категорий неплательщиков, компания по закону обязана бесконечно предоставлять им ресурсы. Судя по тому, что мы видим сейчас - дальше с неплатежами будет только хуже.

- От каких групп потребителей вы ждете проблем?

- От всех. Но прежде всего речь идет о наших крупных промышленных потребителях, у которых экономическая ситуация с высокой вероятностью заметно ухудшится. Собираемость по этому сегменту уже упала на 17% год к году по состоянию на ноябрь. В проблемной категории прочно закрепятся управляющие компании, у которых неминуемо вырастут расходы - с учетом инфляции. Снизится собираемость у бюджетников.

Мы, действительно, опасаемся, что все группы потребителей в связи с ухудшением собственного финансового положения станут платить нерегулярно, от случая к случаю. Производителям тепла всегда платят в последнюю очередь, поскольку у нас нет никаких рычагов давления на должников. Это проблема не одного "КЭС Холдинга", это касается отрасли в целом. Если в ближайшее время на государственном уровне не будет принято на этот счет никаких решений, то, объективно говоря, вся энергетика может войти в абсолютный коллапс.

- На введении какой меры по решению этих проблем вы готовы настаивать?

- Первое и основное - разрешить отключать злостных неплательщиков за долги. И все сразу начнут платить. Неплатежи - это деньги, которые отрасль не можем вложить в поддержание инфраструктуры. В теплоэнергетике это рано или поздно приведет к серьезным техногенным катастрофам. Общий долг потребителей перед одними только нашими предприятиями составляет порядка 50 млрд, из них большая часть - за тепло.

- Когда можно ждать первых дивидендов от консолидированной Волжской ТГК?

- Этот вопрос полностью находится в компетенции акционеров. Моя позиция как представителя менеджмента заключается в том, что объединенная компания должна платить дивиденды, но когда именно это произойдет - решаем не мы.

- Как выглядит структура акционерного капитала Волжской ТГК после завершения консолидации?

- "Ренова" остается нашим основным мажоритарным акционером. Ее доля в капитале объединенной компании превышает 50%.

- Сколько потратил КЭС на выкуп акций у несогласных с консолидацией?

- Мы потратили в несколько раз меньше прогнозируемой суммы, чем очень довольны. В среднем находящиеся под управлением ЗАО "КЭС" ТГК направили на выкуп акций около 6,27% стоимости своих чистых активов.

- Планы по SPO сохраняются?

- Такие планы были и сохраняются, идеология объединенной компании - стать "голубой фишкой". Но обсуждать вопрос SPO в условиях нестабильного рынка преждевременно. Давайте немного подождем.

- Как консолидация компании повлияет на сокращение расходов?

- Общий ориентировочный эффект - экономия порядка 5 млрд руб. Мы ждем уменьшения процентных ставок за счет улучшения качества заемщика. Волжская ТГК становится крупной компанией с огромным балансом и залоговой массой. Я рассчитываю, что это обеспечит нам снижение ставки на процент-полтора. Также мы ждем сокращения внутрикорпоративных расходов. Например, только на корпоративных процедурах мы можем сэкономить порядка 500 млн рублей в год.

- Как вы оцениваете для компании результаты конкурентного отбора мощности (КОМ) на 2015 год?

- КЭС хорошо прошел КОМ в отличие от многих других генераторов. На статус вынужденной генерации будет претендовать менее 1% мощности компании. Но при этом цена на рынке мощности заметно упала - на 13% к уровню 2014 года.

- Каков ваш прогноз цен на следующий год на РСВ в I ценовой зоне?

- Я думаю, что будет небольшой тренд на понижение, вызванный, с одной стороны, макроэкономическими факторами, а с другой - большим объемом новых вводов у всех генераторов в этом году. Спрос расти не будет, но вырастет предложение.

- По каким причинам вы обсуждаете передачу ДПМ с Новоберезниковской ТЭЦ в пользу "Генерирующей компании" Татарстана?

- У нас есть все ресурсы для того, чтобы завершить строительство в Березняках. Но на данный момент нам поступило предложение от республики Татарстан рассмотреть возможность переноса проекта. Сейчас мы анализируем такой вариант. В текущей экономической ситуации перенос ДПМ с компенсацией затрат может оказаться вполне осмысленным. Тем более что у республики Татарстан существует объективная потребность в новых мощностях.

- Планируете ли вы выкупать долю "Мосэнерго" (MOEX: MSNG) в "ГАЗЭКС" в рамках консолидации этой группы?

- Нет, пока не планируем. Нам необходимо завершить все процессы реорганизации компании, а также интеграцию новых активов.

- Сейчас активно обсуждается внедрение механизма "альтернативной котельной". ФАС выступает против внедрения этого метода как единственного. Насколько необходим тотальный переход на этот метод регулирования, который может привести к росту цен в ряде регионов?

- Мы считаем, что "альткотельная" - это единственный возможный способ сделать энергетику инвестиционно привлекательной на длительный срок. Мы просто не видим другого варианта. Компания будет продолжать отстаивать введение этого метода как единственного. Тем более что повсеместный резкий рост тарифов из-за внедрения "альтернативной котельной" - это заблуждение. В целом ряде регионов нашего присутствия в результате внедрения метода тариф не вырастет, а наоборот - будет заморожен. А там, где действительно будет наблюдаться рост, он будет идти постепенно.

Интерфакс