История

Краткая история энергетического комплекса Самарской области

(для абитуриентов теплотехнического факультета Самарского государственного технического университета)

Автор: директор Самарского филиала ОАО «Волжская ТГК», кандидат технических наук В.В.Дикоп

1. Осветительные и отопительные технологии в нашем регионе с древнейших времен до конца XIX века

Одной из задач энергетической отрасли является создание комфортных условий для жизни человека. На этом пути овладение огнем являлось важнейшим и первым шагом.  Умение использовать огонь  отделило человека от животного царства и позволило ему освоить территории с прохладным климатом. Археологические находки  позволяют предположить, что первые кострища в нашем регионе могли появиться примерно 120 тыс. лет назад в эпоху среднего палеолита.  Очаги, сложенные из камней, обмазанных глиной, или просто вырытые в полу, были центром жилищ людей, населявших наш край. Если в древнем жилище жило несколько семей, как было, например, у людей срубной культуры, занимавших территорию Самарской области в 3-4 тысячелетии до н.э., то под одной крышей могло быть сразу несколько очагов.

В средние века в нашем регионе использовалось и так называемое  подпольно-канальное отопление, где теплый дым от одного очага обогревал  несколько помещений по подпольным каналам. Недалеко от села Жигули сохранились остатки принадлежавшего волжским болгарам Муромского городка, существовавшего с X по XIII век и разрушенного нашествием Батыя. В нем найдены фундаменты общественных бань, отапливавшихся дымом от наружной топки по подпольным каналам и глиняным трубам. Найден и частный дом с глиняной лежанкой «суфой», также обогревавшийся дымом от очага.

В средневековье в нашем регионе помимо очагов появляются и  печи. Первые  печи не имели дымовых труб, то есть топились по-черному. Дым курился по избе и выходил через приоткрытую дверь, поэтому и избы назывались курными. Первые из печей были глинобитными, и клали их не из кирпича, как сейчас, а лепили из глины. Вначале для печи сбивался деревянный каркас, потом в него вминалась глина, в которой вырезались соответствующие полости для топки и дымохода. Конструкция сохла несколько дней, а позже обжигалась на малом огне. Со временем над печами появились деревянные короба-дымосборники, а позже и  трубы, которые отводили дым, увеличивали  тягу в печи. Однако, даже в XVII веке печные трубы еще были редкостью. На старейшем изображении Самары, сделанном Адамом Олеарием в 1632 году, печная труба видна  на крыше лишь одного из всех нарисованных городских зданий.

Использование печей для отопления и готовки пищи в деревянных домах было довольно опасным. Пожары  неоднократно выжигали Самару.  Лишь в середине XIX века. с переходом от деревянного домостроения к каменному, удалось снизить эту опасность. Другой проблемой применения печного отопления была слабая техническая грамотность печников. Умея строить печи для одноэтажных изб, самарские печники не могли обеспечить хорошее отопление для 2-х этажных каменных городских домов. Земский врач Вениамин Португалов в 1888 году писал: «Почти все каменные дома в Самаре отличаются сыростью, и в них зимой холодно. Нередко в лучших каменных домах обои в углах, даже в парадных комнатах, покрыты плесенью и отстают от стены. В морозы в большинстве самарских квартир температура опускается до 8-10 градусов тепла. Куда ни придешь, везде застаешь жильцов, одетых в теплое пальто, закутанных теплыми платками. Вентиляции почти нет нигде никакой, с началом топки все газы втягиваются в комнаты... В Самаре мы знаем только один дом, комфортабельный и тепло устроенный, с хорошей вентиляцией – это дом Николая Дунаева» (Ул. Льва Толстого, д.135а).  

С приходом на самарский строительный рынок квалифицированных  архитекторов проблема обеспечения эффективного печного отопления для крупных домов состоятельных самарцев была  в целом решена.  В некоторых домах, например, домах Альфреда фон Вакано, Василия Сурошникова и Ивана Клодта использовали каминное отопление.  В других случаях использовалось калориферное отопление - то есть отопление теплым воздухом, нагретым печью. При этом тепло распределялось по специальным каналам внутри стен.  По данным самарских краеведов, калориферное отопление использовали  в католическом костеле,  Спасо-Вознесенском храме,  Реальном училище и в особняке Курлиной. В стенах последнего здания, в котором сегодня расположен Музей модерна, до сих пор можно увидеть вентиляционные окна с металлическими  жалюзи, позволяющими  регулировать  направление и силу потока горячего воздуха. Печь была размещена в подвале этого особняка и топилась мазутом.

В 80-е годы XIX века в Самаре появилась возможность и установки систем отопления с использованием  нагретой воды.  Пионером на самарском рынке была, очевидно,  Водопроводная и техническая контора А. Донат, которая   рекламировала  свои услуги по устройству парового и водяного отопления еще в1888 году. В конце XIX - начале ХХ века услуги и товары для устройства водяного отопления предлагала  Электротехническая контора А.М. Неклютиной, торговый дом «Братья Клодт», Электротехническая контора П.Н. Полякова. В 1906 году отоплением и горячей водой были снабжены номера самарской гостиницы «Националь». В своей рекламе на наличие ванн для постояльцев указывали и  другие самарские гостиницы.  В здании Самарского областного художественного музея до сих пор работают отопительные радиаторы, установленные  в 1914–1915 годах.  Антикварные батареи художественного музея  около полутора метров в высоту и украшены орнаментом в стиле эпохи модерн.

Интересно, что почти триста лет с момента основания города в 1586 году самарцы обходились без системы уличного освещения. Первые 100 спирто-скипидарных фонарей в городе появились лишь в 1853 году, через 2 года после того, как Самара стала столицей огромной губернии.  В 1876 г. в Самаре стояло уже более 500 керосиновых светильников, а к 1886 году их число выросло почти до 770. В центре города фонарные столбы располагались на расстоянии примерно  30-40 метров, чего было явно недостаточно. Самарский городской голова Петр Алабин писал: «Фонари эти горят дурно, дают мало свету, причем число их далеко не пропорционально пространству, занимаемому городом, отчего значительная часть его бывает погружена в непроницаемый мрак».

29 августа 1886 года на праздновании 300-летия города самарцы впервые увидели свет электрических дуговых светильников. Электрическую иллюминацию в Струковском саду устроил по случаю праздника владелец механического завода Годгард Бенке.  Сад «наполнился гуляющими, долго любовавшимися невиданнымъ здесь дотоле электрическимъ светомъ. И действительно, было чемъ полюбоваться! Эффектъ электрическаго света въ густой листве садовыхъ деревъ и въ переливахъ воды все время бившаго фонтана, отражаясь въ его струяхъ всеми цветами радуги, - были поразительны», - писал П.В. Алабин.

В конце XIX века применялось в Самаре и освещение при помощи осветительного газа, получаемого в процессе нагревания каменного угля.  Установку по получению осветительного  газа для нужд своего предприятия построил предприниматель Альфред Филиппович фон Вакано.  По договору с городской думой с 1888 вплоть до 1898 г. он поставлял осветительный газ в драматический театр, в здание городского присутствия и на освещение Струковского сада. Кроме того, 62 осветительных газовых рожка были установлены на Дворянской улице (ныне ул. Куйбышева), а еще 60 газовых светильников осветили городскую думу.

2. Начало электрификации Самарского региона

23 августа 1895 года в Санкт-Петербургской  газете «Новое время» самарская городская дума  объявила об открытом конкурсе на постройку электростанции в Самаре. Из всех полученных проектов, присланных российскими и зарубежными фирмами,  было выбрано предложение  фирмы «Сименс и Гальске». 13 июля 1898 года городской голова П.А. Арапов поставил свою подпись под контрактом на строительство электростанции, а 14 июня 1900 года станция и присоединенная к ней электрическая осветительная сеть были приняты городской думой. Именно с этой даты ведет свое начало самарская энергетика, хотя частные электростанции, например, на пивоваренном заводе Фон- Вакано уже работали в городе.

 В момент открытия самарская городская электростанция могла дать в сеть лишь 200 киловатт. Ее мощности  хватало для работы 90 уличных фонарей на Дворянской (ул. Куйбышева),  Панской (ул. Ленинградская) и в Струковском саду. Энергия подавалась и некоторым частным абонентам. Станция работала с наступлением сумерек и до двух часов ночи. Днем, в виде исключения, могли дать энергию в театр, если там шли дневные спектакли, а ночью, после двух, в клубы, если там проходили концерты или бальные вечера. Пуск электростанции дал возможность появиться в Самаре и новому виду развлечения - первым электробиоскопам или кинотеатрам.  В Самаре появилась индустрия продажи запасных частей и оборудования для устройства электрического освещения. При этом потребителям предлагался и широкий выбор электрических ламп. Хотя слово «энергоэффективность» не было известно в начале XX века, но экономичность своих ламп  подчеркивали все производители. В архиве сохранились  квитанции, которые выписывались на оплату потребителям электроэнергии и сведения о первых неплатежах, за полученную электрическую энергию. Появление источника электрической энергии позволило появиться в городе электрическим новогодним гирляндам,  экономным клиентам предлагалось брать новогоднюю иллюминацию в аренду. Поскольку  желающих провести в свой дом электрическое освещение было больше, чем позволяли возможности станции, то состоятельные  самарские купцы строили собственные – частные электрические станции. К 1910 году в Самаре насчитывалось 52 электростанции общей мощностью в 1090 киловатт. В годы перед Первой мировой войной для того, чтобы дать энергию большему количеству потребителей, самарская электростанция увеличила свою мощность. Расширение станции до мощности 3800 киловатт дало возможность обеспечить энергией пуск трамвайного движения в Самаре в 1915 году. К 1918 году у станции было 2700 потребителей, из них 300 учреждений и предприятий.

В начале XX века энергетика развивалась не только в губернской столице, но  и в других населенных пунктах. В декабре 1913 года по проекту немецкой фирмы «Сименс и Гальске» была построена городская электростанция в Сызрани мощностью 166  киловатт и сетями протяженностью 23 км. Энергией от сызранской станции пользовались 931 абонент, в числе которых были  типография, школы и  больницы. Своя электростанция была в поместье Орловых-Давыдовых в селе Усолье. Однако, в конце 1918 года ее оборудование было вывезено и начало эксплуатироваться в Ставрополе (Тольятти).

Рассматривали самарские инженеры и возможность строительства ГЭС в Жигулях. В 1907 году на эту тему защитил свой дипломный проект студент Богоявленский, рассматривалась эта идея и на заседаниях самарского отделения Русского технического общества. Уроженец Самары, инженер,  революционер и будущий руководитель создания плана электрификации России Глеб Кржижановский даже нашел  инвесторов, владевших сетью электростанций в Италии. Но в условиях Первой мировой войны потенциальные акционеры станции не решились рисковать своими деньгами. Стоит отметить, что проект  Г. Кржижановского не предусматривал затопления обширных территорий и заключался в строительстве деривационного канала в районе села Переволоки.

 Разрушение экономики России в ходе I мировой войны, событий февральской и октябрьской революций 1917 года, гражданской войны отразились и на состоянии первой городской электростанции Самары.  Из-за разрушения инфраструктуры добычи угля в Донецком регионе и добычи нефти в Закавказье в стране начался топливный кризис, который затронул и наш регион с начала зимы 1918 года. Топливо добывалось в меньших объемах, чем нужно,  а добытый уголь и нефть было трудно доставить к местам его потребления из-за непрекращающихся боевых действий и разрушения транспортной отрасли. Из-за отсутствия привычных видов  топлива самарская электростанция вынуждена была перейти на сжигание дров. 7 февраля 1919 года коммунальный отдел Самары объявил о прекращении подачи электрической энергии на трамвайное движение и моторы предприятий, не обслуживающих нужды Водоканала. С 23:00 и до 6:00 электроснабжение города, за исключением лазаретов, типографий, хлебопекарен, почты, телеграфной и телефонной станции, должно было быть прекращено вовсе. Электрическая энергия и электрическое освещение должны были подаваться не более 3-4 часов в сутки. Дрова для отопления и готовки  выдавались самарцам по специальным ордерам, на дрова разбирались  бесхозные здания, заборы,  городские хлебные амбары  и даже триумфальные арки, воздвигнутые в 1918 году.  Лишь ценой огромных усилий самарцев и энергетиков удалось обеспечить снабжение городской электростанции топливом в течение всего периода гражданской войны. Огромные проблемы у коллектива станции в этот период  были и с получением ремонтных материалов, а в 1920 - 1921 годах самарские энергетики вместе со всем Поволжьем пережили времена жесточайшего голода.  

3. Развитие региональной энергетики в 20-30-х годах

Важнейшим шагом к развитию энергетического комплекса России, преодолению топливного кризиса и вывода экономики страны на новый технологический уровень после завершения гражданской войны стала разработка и принятие плана государственной электрификации России (ГОЭЛРО).  Суть плана была в создании системы крупных электростанций, которые могли бы по линиям высокого напряжения снабжать энергией все предприятия вокруг себя. При этом электростанции должны были работать на местных видах топлива, торфе, угле, горючем сланце или энергии воды. План ГОЭЛРО, по сути, не только должен был развить энергетику страны, но и полностью перестраивал ее экономику, переводя  с использования пара в качестве движущей силы промышленных механизмов на использование электричества. Руководство группой специалистов, разрабатывавших этот план, было поручено в 1919 году уже упомянутому выше  уроженцу Самары Глебу Максимилиановичу Кржижановскому. 22 декабря 1920 года на VIII Всероссийском съезде Советов депутатам был роздан том плана объемом в 672 страницы. Именно этот день декабря с тех пор отмечается в нашей стране в качестве профессионального праздника всех энергетиков.

Несмотря на то, что по принятому плану ГОЭЛРО в Самарском регионе не предполагалось строительства новых электростанций, но по просьбе сызранского уездного исполкома и при поддержке Г.М. Кржижановского в план Электростроя ГОЭЛРО было включено строительство Сызранской гидроэлектростанции на реке Сызранке. Строительство Сызранской ГЭС было завершено 7 ноября 1929 года.  Сызранская ГЭС  в настоящий момент работает в  составе ООО «Сызранская городская электросеть» и является единственным гидросооружением того времени, которое сохранилось в первозданном виде.

В начале 30-х годов XX века СССР переживал период индустриализации, активного строительства новых промышленных предприятий. В том числе осуществлялись большие государственные вложения в развитие металлообрабатывающей, швейной, текстильной и пищевой промышленности Среднего Поволжья, что поставило вопрос и об увеличении мощности городской электростанции.

В 1929 году Главэнерго приняло решение о том, что Самарская электростанция должна быть переименована  в Самарскую ГРЭС им. Г.М. Кржижановского (Государственную районную электростанцию), что подразумевало, увеличение ее мощности для электропитания не только городских потребителей, но и прилегающего района.  Еще одним важным направлением работы самарских энергетиков была подготовка к теплофикации города.

В СССР первый городской теплопровод был проложен в 1924 году в Ленинграде, в 1928 году началась теплофикация Москвы. Экономия топлива и ресурсов, возникающая при одновременной выработке на электростанциях электрической и тепловой энергии была важнейшей задачей в страны, переживавшей период обновления экономики.  В соответствие с государственной политикой коммунальный трест Самары начал подготовку к теплофикации города летом 1929 года. Для реализации проекта было решено установить на ГРЭС две турбины AEG, генераторы Электросила и паровые котлы «Бабок Верке». По берегу Волги прокладывались железнодорожные пути для подвоза на  станцию угля. Предполагалось, что к 7 ноября 1930 г. первая в Самаре и Поволжье теплотрасса будет построена.  Однако, этим планам не суждено было сбыться. Для строительства теплотрассы не нашли необходимого количества металлических труб. В 1932 году рассматривалась возможность  в связи с дефицитом металлических труб  применять на строительстве  теплотрассы деревянные трубы.   Отметим, что до середины ХХ века использование деревянных труб для водопровода было вполне обычной практикой. Способы изготовления деревянных труб использовались разные - от распила бревен вдоль, долбления сердцевины и последующего скрепления этих фрагментов обручами до собирания труб из отдельных дощечек по бондарной технологии. Известно, что деревянные трубы при строительстве теплотрасс использовали в Смоленске, а в Австрии трубопровод из деревянных труб работал не менее 5 лет. Поскольку строившаяся в Самаре теплотрасса являлась не только первой в Самаре, но и первой в Поволжье, то она могла служить и экспериментальной площадкой для  испытания деревянных труб.

В 1933 году к  руководству теплофикацией города подключился областной  Крайисполком. 1 ноября 1933 года  и с отставанием в три года от графика, первая в Поволжье теплотрасса от Самарской ГРЭС протяженностью менее 2 км была введена в эксплуатацию. Тепло получили 15 зданий, в числе которых были Жигулевский пивзавод, Дом промышленности, Дом связи, Крайисполком, Дом Красной Армии и баня № 2. Согласно опубликованным данным, подключение  первых 15 зданий к централизованному теплоснабжению от ГРЭС давало ежегодную экономию  3 тысячи тонн мазута.   В статье, посвященной событию, указывалось, что стоимость тепла при централизованном отоплении составляла примерно треть от стоимости тепла, производимого печным способом.

29 декабря 1932 года приказом Главэнерго Наркомтяжпрома СССР был создан Самарский энергокомбинат. Эту дату принято считать  началом существования энергетической системы региона – прообраза Регионального энергетического управления   «Куйбышевэнерго», которое возникнет позже. А в 1935 году была протянута первая ЛЭП  35кВ от ГРЭС до Чапаевска, что было первым шагом  в развитии электросетевого хозяйства региона.

4. Строительство Безымянской ТЭЦ. Энергетики Куйбышевской области в период Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.

В 1937 году постановлением Совета народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) было принято решение о строительстве гигантской Гидроэлектростанции  в створе Жигулевских гор.  Мощность ГЭС, которую планировали строить  у Царева кургана или на Красной глинке должна была почти в семь раз  превышать мощность Днепрогэс, и лишь чуть  уступать мощности всех вместе взятых электростанций Франции того времени. Макет будущей станции мощностью 3,4 млн. киловатт СССР демонстрировался на Всемирной выставке в Нью-Йорке в 1939 году.   Однако, для успешности гигантского гидростроительства  необходимо было обеспечить его энергоснабжение. Мощностей ГРЭС не хватало даже для обеспечения растущих потребностей самого города. Из-за сложившегося в городе энергодефицита,  постановлением № 11 Президиума Куйбышевского облисполкома от 03.01.1938 г.  Куйбышевскому Энергокомбинату  предоставлялось право по собственной инициативе изменять предусмотренные нагрузки предприятий,  ограничивалось использование энергии организациями  на световые вывески, а  горожанам разрешалось использовать не свыше 60 ватт электрической мощности  в каждой комнате их квартир.    Тем не менее, перебои в энергоснабжении Куйбышева были обычным и негативным явлением. Анализ газетных публикаций того времени показывает, что энергетики конца 30-годов рисковали в случае перебоев в работе оборудования быть объявленными «врагами народа» и подвергнуться тюремному заключению. 

Для обеспечения энергией строительства «величайшей стройки сталинской эпохи»  было принято решение о скорейшей модернизации ГРЭС  с 24 до 61 МВт.  Однако, было очевидно, что и этого расширения для потребностей разворачивающейся  громадной стройки не хватит.  Совместная комиссия НКВД и Комиссариата топливной промышленности приняла  решение строить в 2,5 километрах от железнодорожной станции Безымянка  новую электростанцию, которая должна была стать одной из самых мощных ТЭЦ в СССР. Ток Безымянской ТЭЦ должен был подаваться на нужды гидростроителей, а когда ГЭС будет построена и надобность в энергоснабжении стройки отпадет, то и на другие промышленные предприятия. В мае 1938 года проект  Безымянской ТЭЦ был подготовлен. Главный корпус Безымянской ТЭЦ  строился  в стиле постконструктивизма и сегодня здание Безымянской ТЭЦ является одним из самых интересных архитектурных памятников этого стиля в Самаре.   Курировал строительство Куйбышевской ГЭС, Безымянской ТЭЦ  и прочих сопутствующих объектов Особстрой НКВД СССР. При этом на строительстве и расширении ГРЭС использовался труд заключенных Самаралага.   

В 1939 году в ходе подготовки к строительству ГЭС было обнаружено, что грунты в предполагаемом месте строительства (доломитовая мука) создают высокие риски обрушения плотины. Все проектно-изыскательские и строительные работы по Куйбышевскому гидроузлу были законсервированы постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) № 1780 – 741 с от 24.09.1940 г. из-за  «нехватки рабочей силы».  Отказ от строительства Гидроузла  мог бы вызвать и остановку строительства Безымянской ТЭЦ, однако, в августе 1940 года государственный комитет обороны при СНК СССР выпустил секретное постановление которым НКВД предписывалось построить в  районе станции Безымянка три авиационных завода.  Строящаяся ТЭЦ получила стратегическую задачу энергоснабжения новых оборонных предприятий.

Основной рабочей силой для строительства корпусов авиационных заводов стали  заключенные. При Особстрое НКВД для этих целей был создан  Безымянский лагерь, или попросту Безымянлаг. К июню 1941 года численность заключенных  лагеря составляла больше 92  тысяч человек.   Из них в разные периоды времени от 3 до 5,5 тысяч  строили  Безымянскую  ТЭЦ. Заключенным поручались простые операции, наладкой оборудования занимались вольнонаемные квалифицированные монтажники. Согласно документам около 11% из заключенных Безымянлага  были политическими – остальные  были осуждены за уголовные и хозяйственные преступления.

Стратегическая ценность работы станции выросла еще больше сразу с началом войны. Ее энергия и построенные корпуса новых заводов создавали идеальную промышленную площадку для эвакуации в Куйбышев промышленных предприятий с территорий, захваченных немецко-фашистскими войсками.

Первый 25-мегаваттный агрегат Безымянской ТЭЦ был введен в эксплуатацию 18 октября 1941 года. Еще два турбоагрегата мощностью по 25 МВт каждый были введены в эксплуатацию в 1942 году.

С появлением в 1941 году в Куйбышеве второго энергоисточника в виде Безымянской ТЭЦ возникла задача их согласованной работы по снабжению города тепловой и электрической энергией. 18 ноября 1941 года было образовано Куйбышевское районное энергетическое управление «Куйбышевэнерго». В декабре была создана центральная диспетчерская служба и Управление тепловых сетей, которое первоначально состояло из 33 человек, обслуживавших 14 км теплотрасс, идущих от двух станций города. Так же в составе Управления работал энергосбыт, управление воздушных и кабельных сетей и дирекция по строительству Сызранской ТЭЦ. Приказом Наркомата электростанций № К-2 управляющим РЭУ «Куйбышевэнерго» был назначен М.И.Морозов, а главным инженером – М.И. Матюнин.

В первые месяцы войны в Куйбышев прибыло около 30 эвакуированных предприятий, для которых Безымянская ТЭЦ должна была стать  энергетическим источником. Кроме того, в город были переправлены многочисленные правительственные учреждения  и посольства зарубежных стран. В этих условиях обеспечение надежного энергоснабжения города было важнейшей задачей государственного значения.  Огромной проблемой для пуска и начала работы БТЭЦ стало отсутствие персонала. На  ГРЭС избытка кадров не было, многие ушли на фронт. Энергетическим специальностям обучали людей,  эвакуированных в Куйбышев. Преподаватель музыки из Одессы стал дежурным по дымососам, артистка Гомельского театра -  помощником машиниста турбины, бывший бухгалтер - водосмотром, преподаватель иностранных языков обслуживала пылесистемы котла, а студент театрального училища им. Щукина стал мастером электролаборатории.

Случаи трудового героизма в коллективе БТЭЦ и ГРЭС в военное время были не редки. Сварщики ремонтировали неостывшие котлы, надев несколько фуфаек, ремонтники работали по несколько смен подряд. Огромной проблемой была  разгрузка приходящего на электростанции  каменного угля. Уголь из Карагандинского месторождения приходил в вагонах смерзшейся массой, и приходилось  долбить его кирками, чтобы разгрузить из железнодорожных вагонов. Каждую ночь из всех цехов на разгрузку угля люди отправлялись уже после того, как уже отстояли свою 12-часовую смену. Некоторое улучшение ситуации с топливом произошло в конце 1943 года, когда на БТЭЦ по 180-километровому газопроводу стал поступать газ из Бугуруслана, а на ГРЭС была налажена подача сырой нефти. Сжигание сырой нефти в топках котлов ГРЭС могло привести к их взрыву, но  инженеры станции использовали деаэраторную установку для перегонки поступающей нефти и извлечения из нее бензина, что снижало опасность аварии. По сути так было создано первое нефтеперегонное предприятие в регионе. Интересно, что на ГРЭС помимо перегонки нефти занимались еще и производством корпусов для мин в ремонтных мастерских.

Оборонное значение куйбышевских электростанций делало необходимой их  защиту от возможных налетов  противника и атак диверсантов. В случае остановки ТЭЦ  был бы нанесен огромный ущерб работе эвакуированных военных заводов. Помимо усиленной охраны станций, включающей размещение зенитных орудий, действовал режим секретности  в отношении распространения информации об их  работе. 

В этот период широко пропагандировалось эффективное использование электрической энергии. «Каж­дый сэкономленный пуд топлива, каждый киловатт-час электроэнергии - это новые снаряды, патроны, предметы вооружения и снаряжения для нашей до­блестной Красной Армии, ведущей героическую борь­бу с немецко-фашистскими оккупантами. Всякий, кто не заботится о максималь­ной экономии топлива и электроэнергии, совершает тягчайшее преступление перед Родиной, перед фрон­том и должен нести стро­жайшую ответственность за это. Растратчики топлива и электроэнергии должны привлекаться к суду и су­диться со всей суровостью военного времени», - писала газета «Волжская коммуна» 6 октября 1942 года.

            «За заслуги в деле энергоснабжения и в ознаменование Победы над врагом» в 1945 году более чем 30 куйбышевским энергетикам вручили вы­сокие правительственные награды. А Безымянская ТЭЦ получила орден Ле­нина и знамя Государствен­ного Комитета Обороны на вечное хранение. Награждены были и некоторые сотрудники предприятия.  Орден Ленина  получила машинист турбины Екатерина Николаевна Малютина, ордена Трудового Красного Знамени – кочегар Устин Данилович Ермолаев и первый директор ТЭЦ Владимир Иванович Смирнов. Слесарь Дмитрий Иванович Горьков и начальник электроцеха Сергей Григорьевич Аушев, были награждены орденами Красной Звезды.

В 2010 году в годовщину  65-летия Победы и в честь  тех, кто своим трудом ковал энергию для обороны Родины, на Самарской ГРЭС и Безымянской ТЭЦ были установлены мемориальные таблички. На Безымянской ТЭЦ также есть и  мемориальная табличка в память заключенных ГУЛАГа, участвовавших в строительстве станции.

5. Развитие куйбышевской энергетики в 40-80-е годы XX века

Упомянутый ранее топливный кризис 20-х годов ХХ века, а так же принятый План ГОЭЛРО предусматривал широкое использование местных видов топлива для выработки электрической энергии. Одним из таких видов топлива были горючие сланцы с Кашпирского месторождения, расположенного недалеко от Сызрани. Экспериментальные опыты по сжиганию сланцев в топках Самарской ГРЭС были начаты в 1925 году и проводились неоднократно. Несмотря на то, что было обнаружено, что сланцы при сжигании дают гораздо большее количество золы, чем каменный уголь, а так же склонны к самовозгоранию в местах складирования, научно-исследовательские работы по применению сланцев в энергетической отрасли продолжались. Именно сланец, а не каменный уголь первоначально рассматривался в качестве топлива для Безымянской ТЭЦ. Решение о создании Сызранского нефтепромысла – первого в Поволжье и нефтеперерабатывающего завода, повлекло за собой и решение о необходимости строительства вблизи Сызранской ТЭЦ, работающей на сжигании сланцевого топлива.  Строительство электростанции было начато в 1939 году, однако, в связи с трудностями военного периода первый турбоагрегат станции был  введен в эксплуатацию лишь 31 декабря 1947 года. Последующая работа станции на сланцевом топливе была сопряжена со значительными трудностями, топливо являлось малокалорийным - то есть при сжигании оно давало мало тепла, кроме того, около 60% объема сожженного сланца превращалось в золу, которую нужно было как-то складировать и утилизировать. Сжигание сланца, а без поджога мазутом он не горел, помимо малой эффективности и высокой вредности для окружающей среды, еще и вело к высокому износу оборудования и его зашлаковыванию. Преодоление всех этих сложностей впоследствии потребовало огромного инженерно-изобретательского труда, как самих сотрудников станции, так и привлеченных специалистов. К примеру, система золоуловления Сызранской ТЭЦ реконструировалась четырежды, а ее эффективность в итоге была доведена до 97%. Лишь в начале 90-х годов  сжигание горючих сланцев на Сызранской ТЭЦ было прекращено, а ее основным топливом стал природный газ. 

Существование в нашем регионе достаточно крупных запасов нефти и газа делало логичным создание в нем новых нефтехимических предприятий. При этом, как и в Сызрани, где ТЭЦ возводилась в связке с нефтеперерабатывающим комбинатом, и новые предприятия должны были располагать не только источниками получения электрической энергии, но и источниками  тепла в виде пара или горячей воды, необходимых им в технологических целях.  Один из таких комплексов в 1946 году начал строиться  в районе железнодорожной станции  Липяги (ныне город Новокуйбышевск).   В 1951 году для тепло-энергоснабжения Новокуйбышевского нефтеперабатывающего завода и жилого посёлка при нём была построена Новокуйбышевская ТЭЦ (ныне Новокуйбышевская ТЭЦ-1), ставшая одной из первых в стране станций с оборудованием высокого давления с параметрами пара 90 атмосфер и 500°С.

Восстановление и развитие экономики СССР требовало дальнейшего расширения энергетической базы страны и строительства новых электростанций. 21 августа 1950 года было опубликовано постановление Совета министров СССР о строительстве Куйбышевской ГЭС мощностью 2,1 млн кВт. Однако, в отличие от проекта 30-х годов станцию и плотину было решено поставить  вблизи Ставрополя (Тольятти). Помимо энергетического назначения станция проектировалась также для регуляции  стока воды в Волге и создания условия для орошения Заволжья в сельскохозяйственных целях. К сожалению, затопление больших площадей земли водохранилищем ГЭС и нанесение ущерба естественным путям миграции рыбы так же сопровождали реализацию этого грандиозного проекта. Энергоснабжение строительства ГЭС осуществлялось от Безымянской ТЭЦ по двум линиям напряжением 110 кВ и от Сызранской ТЭЦ. В честь приема станции в эксплуатацию 10 мая  1958 году сотрудники этих ТЭЦ получили почетные значки строителей Волжской ГЭС. Строительство Волжской ГЭС дало мощный толчок созданию единой энергетической системы страны. С пуском этого гидроузла в регионе появился избыток электрической энергии, которую можно было передавать в другие области. Для этого впервые в СССР были построены линии электропередачи высокого напряжения 400, а позже  и 500 кВ, которые  связали в единую сеть энергосистемы Куйбышевской области с энергосистемами Урала и Центра.  До этого момента данные энергосистемы работали изолировано. Волжская ГЭС, переименованная в 2004 году в Жигулевскую ГЭС и в настоящий момент является мощнейшим предприятием региональной энергосистемы, вырабатывающим около 40% всей производимой в регионе энергии.

Практически сразу после завершения строительства ГЭС  было решено построить в Ставрополе завод синтетического каучука (ныне «Тольяттикаучук») и сопутствующую   теплоцентраль для него (ныне Тольяттинская ТЭЦ). Это строительство  началось в 1957 году, а  декабре 1960 года первый турбоагрегат  ТЭЦ был введен в строй. Дальнейшее расширение станции было крайне важным для возводимых рядом азотно-тукового комбината («Куйбышевазот») и Куйбышевского химического завода (впоследствии «Фосфор»).

1 мая 1962 года был введен в эксплуатацию первый энергоблок еще одной электростанции, построенной в Новокуйбышевске, которая получила название Новокуйбышевская ТЭЦ-2. Так же, как и первая электростанция города, она была построена для энерго- и теплоснабжения строящихся  нефтехимических предприятий.

Новое энергетическое строительство вскоре началось и Ставрополе (Тольятти), однако, оно было связано уже не с развитием нефтехимии, а со строительством нового автомобильного завода. Отпуск тепла с водогрейных котлов станция (ТЭЦ ВАЗа) начала в ноябре 1967 года, а в декабре 1969 года приступила и к отпуску электрической энергии. В настоящее время ТЭЦ ВАЗа является одной из крупнейших теплоэлектростанций Европы. Ее установленная мощность составляет примерно 1/6  от всей электрической мощности энергетического комплекса  Самарской области и примерно ½ от мощности Жигулевской ГЭС.

В 1972 году для теплоснабжения новых жилых массивов, возводимых в Куйбышеве  была введена в эксплуатацию  и еще одна станция – Куйбышевская ТЭЦ (ныне Самарская ТЭЦ). Эта станция строилась по новаторской технологии «повышенной заводской готовности», суть которой заключалась в том, что оборудование ТЭЦ поступало на стройплощадку уже смонтированным в максимально возможно крупные блоки. Опыт строительства, наладки и эксплуатации Самарской ТЭЦ позже использовался для возведения аналогичных типовых ТЭЦ в Минске, Каунасе других городах СССР, а группа сотрудников «Куйбышевэнерго», участвовавших в реализации данного проекта, получила Государственную премию  Совета министров СССР.

Необходимо отметить, что развитие энергетического комплекса нашего региона в 40-80 годы XX века не исчерпывалось только строительством электростанций. Активно развивался и электросетевой комплекс. В 50—60 годы активно шла электрификация сельских районов области. К 1969 году «Куйбышевэнерго» - одно из первых в СССР электрифицировало практически все села региона (326 колхозов и 104 совхоза). Развивались и предприятия тепловых сетей в городах региона и соответствующие ремонтные, проектные и иные подразделения и предприятия, необходимые для надежной работы региональной энергетики. В частности, в 1960 году для осуществления оперативно-диспетчерского управления объединением в составе Куйбышевской, Башкирской, Татарской, Оренбургской, Саратовской и Ульяновской энергетических систем было организовано Объединённое диспетчерское управление энергосистемами Средней (ОДУ Средней Волги).

Однако, к середине 80-х годов XX века энергетические предприятия  региона начали испытывать трудности, вызванные комплексом неблагоприятных факторов. Одной из таких проблем была диспропорция между заработной платой в энергетике и на оборонных  и нефтехимических предприятиях региона. Рабочий или инженер, уйдя с ТЭЦ на одно из соседних оборонных предприятий, сразу же начинал получать гораздо более высокую зарплату. Это привело к «вымыванию» значительной части квалифицированных кадров из энергетики. В  частности, только в 1989 году из Куйбышевэнерго уволилось более 2,5 тыс. человек. Дефицит рабочей силы  приводил не только к  снижению квалификации и мотивации персонала, но и к тому, что к выгрузке угля приходилось привлекать отбывающих 15-суточный арест за хулиганство.

Другой проблемой советской и в том числе куйбышевской энергетики было то, что приоритетом было строительство новых мощностей в ущерб выделению средств на ремонт и содержание уже построенного энергетического оборудования.  При этом энергетический комплекс региона все равно начал отставать в развитии и уже не мог полностью отвечать запросам растущей региональной промышленности. К концу 80-х годов в Куйбышевской области назрел энергетический кризис. Ставший в 1987 году директором Регионального энергетического управления «Куйбышевэнерго» Борис Ремезенцев неоднократно вынужден был инициировать совещания в Куйбышевском обкоме КПСС с повесткой дня о введении вынужденных остановок энергоснабжения  для ряда промышленных потребителей  из-за недостаточной мощности энергосистемы. Сочетание отсутствия резервов мощности, высокой степени износа действующего оборудования, а часть из него была получено еще по репарациям после победы над фашистской Германией,  создавали повышенные  риски аварийных ситуаций. В 1989 году взорвалась турбина и была разрушена часть корпуса  одной из новокуйбышевских ТЭЦ. Человеческих жертв удалось избежать по счастливой случайности. Существенные  инженерные и организационные трудности вызывало использование на электростанциях в качестве основного вида топлива  угля, мазута и горячего сланца.  Например, использование мазута с высоким содержанием серы на новокуйбышевских станциях было сопряжено с выделением в атмосферу паров серной кислоты, которые разрушали и оборудование и конструкции зданий.  Лишь Куйбышевской ГРЭС, находившейся в исторической части города и в непосредственной близости от здания обкома КПСС Куйбышевской области, в конце 60-х годов XX века было разрешено перейти на использование более экологичного и технологичного топлива - природного газа.

6 .Реформирование и приватизация региональной энергетики

Разрушение СССР,  смена социалистического строя на капиталистический, оказали огромное влияние и на состояние энергетического комплекса региона.  В 1990 году Куйбышевская область потребила 29,5 млн. кВт. ч. электрической энергии, после чего последовал резкий спад, вызванный экономическими трудностями, уменьшением  активности и банкротством ряда областных промышленных  и сельскохозяйственных предприятий. К примеру за  2013 году в Самарской области было потреблено  лишь 24,3 млн кВт∙ч. Аналогично  снижался и отпуск тепловой энергии промышленным потребителям. Негативное влияние на размеры отпуска энергетической продукции оказало и стремление потребителей нефтехимической сферы к строительству собственных установок для производства тепловой и электрической энергии.

Помимо снижения спроса на энергетическую продукцию возникла  и проблема неплатежей  за произведенную энергию. Лишь часть электрической и тепловой энергии оплачивалась деньгами, которые обесценивались в ходе резкой  инфляции.  Пик инфляции в России пришелся на 1992 г., когда потребительские цены за год выросли в среднем в 26 раз, а стоимость мангышлакского мазута, использовавшегося в качестве резервного топлива электростанций, выросла со 140 рублей за тонну до 27 тысяч рублей.  В большинстве случаев оплата энергии производилась по бартеру, например, сельскохозяйственной продукцией, автомобилями или иными товарами, которые энергокомпании необходимо было впоследствии реализовать какому-то иному покупателю, или обменивать на топливо и ремонтные материалы, необходимые для продолжения выработки энергии.  В значительной части случаев потребители просто накапливали долги в течение месяцев и годов, после чего объявляли о собственном банкротстве. С 90-х годов XX века начался и процесс ускоряющегося старения тепломагистрального комплекса региона. В эпоху СССР по распоряжению исполнительной власти значительные участки тепломагистралей для нужд городов  строились и содержались за счет крупных промышленных предприятий. Переход на рыночные отношения и падение экономических возможностей промышленности привел к резкому сокращению строительства и обновления тепловых сетей. Частично они передавались в имущество муниципалитета, а частично - в ведение городских теплоснабжающих компаний или «Куйбышевэнерго», которые  не имели достаточно тарифных средств для поддержания высоких темпов строительства и ремонта тепломагистралей Самары, Тольятти, Сызрани и Новокуйбышевска.

Хотя в 90-е годы крупные проекты строительства новых теплоисточников в регионе были заморожены как, например, проект строительства ТЭЦ в поселке Козелки, нельзя сказать, что энергосистема области не модернизировалась вовсе. В ситуации  вынужденной экономической и политической нестабильности, снижения уровня отпуска энергетической продукции, консервации части оборудования руководство энергосистемы региона смогло найти эффективные управленческие решения.  Снижение отпуска было использовано в качестве своеобразной передышки для остановки части оборудования для его  ремонта.  Снижение регулирующей роли государства позволило отказаться от сжигания горючего сланца на Сызранской ТЭЦ, что ранее жестко запрещалось  со стороны областной власти. В этот период был осуществлен перевод всех ТЭЦ региона с использования угля и мазута на использование природного газа, в качестве основного вида топлива, что дало значительное повышение эффективности и экологичности работы энергосистемы.  В настоящее время мазут и уголь используются лишь в качестве  резервного топлива.

Проводилась в этот период и модернизация оборудования. В 1997 году на Сызранской ТЭЦ был введен в эксплуатацию новый котел № 14 (по некоторым данным в 1997 году это был единственный ввод котла по всему РАО «ЕЭС России»), в  1998 году был установлен новый турбоагрегат на Самарской ГРЭС, Самарская ТЭЦ получила совершенную систему анализа дымовых газов, которая позволила станции значительно улучшить свои экологические и экономические показатели, на электростанциях региона широко внедрялись системы, увеличивавшие автоматизацию работы энергетического оборудования. Однако, пожалуй самым значимым проектом по модернизации региональной системы в 90-годы стал ввод в эксплуатацию газотурбинной установки мощностью 25МВт на Безымянской ТЭЦ. ГТУ-установка,  на базе авиационного двигателя НК-37, введенная в опытно-промышленную эксплуатацию в 1999 году, была одним из первых примеров использования газотурбинных технологий генерации электрической энергии в России  и вызвала в то время большой интерес энергетиков страны.

Положительным фактом было также то, что внедрение рыночных механизмов позволило в указанный период существенно повысить зарплату сотрудников энергетических предприятий и привлечь на них новые квалифицированные кадры. Закрытие предприятий военно-промышленного комплекса создало избыток квалифицированного инженерного персонала на региональном рынке труда. Можно сказать, что в начале 90-х годов энергетическая отрасль в Самарской области и Российской Федерации в целом, чувствовала себя гораздо стабильнее, чем многие другие отрасли экономики, потому что производила востребованный товар и была монополистом на своих территориальных рынках.

Начало 90-х годов XX века не только внесло перемены  в экономическую жизнь региональной энергетики, но и существенно повлияло на ее организационную структуру. Сейчас кажется невероятным, но в ходе демократизации общественной жизни страны, на самарских электростанциях, так  же, как и на других предприятиях в конце 80-х - начале 90-х годов проходили даже выборы директоров предприятий голосованием коллектива. Происходила и смена формы владения энергетическими предприятиями региона. В 1991  году Куйбышевское производственное объединение энергетики и электрификации «Куйбышевэнерго» было переименовано в Самарское производственное объединение энергетики и электрификации «Самараэнерго». В 1993 году «Самараэнерго» было преобразовано в акционерное общество, и позже прошло приватизацию в ходе которой 51% акций компании было продано частным инвесторам, а 49% оставлен в руках ОАО «ЕЭС России».  При этом,  Волжская ГЭС имени В.И. Ленина была выведена в  отдельное ОАО  «Волжская ГЭС имени В.И. Ленина» (ОАО «ВоГЭС»). В 1997 году после ряда преобразований и переименований подразделений, занимающихся эксплуатацией линий и подстанций 500 кВ, находящихся в регионе Средней Волги было создано  территориально обособленное подразделение РАО «ЕЭС России» – Межсистемные электрические сети Волги (МЭС Волги).  В этот же период на базе муниципального, бывшего совхозного и колхозного имущества создавались многочисленные районные электросетевые и теплоснабжающие компании. Однако, крупнейшим региональным энергетическим предприятием конца 90-х годов было все же ОАО «Самараэнерго» с численностью коллектива около 16,5 тысяч человек. В составе этого предприятия работало в то время 8 тепловых электростанций общей установленной мощностью 3469 МВт, электрические сети протяженностью более 38 тысяч км. и тепловые сети протяженностью 470 км.

В 2001 году было принято постановление Правительства РФ "О реформировании электроэнергетики Российской Федерации", с которого началось реформирование РАО «ЕЭС России» и дальнейшая переконфигурация всего энергетического комплекса страны.

После ряда дискуссий было принято решение о необходимости оставить под жестким государственным контролем диспетчерскую инфраструктуру, сегмент электрических сетей высокого напряжения и крупные электрические станции от работы, которых зависит энергетическая безопасность страны. При этом ТЭЦ и энергосбытовые предприятия могли перейти под полный контроль частных инвесторов. Реализованы эти решения были и в Самарской области.

В   2003 году из ОАО «Самараэнерго» были выделена диспетчерская служба, вошедшая  в  структуру Системного администратора – Объединенного диспетчерского управления Средней Волги.  ОАО «Жигулевская ГЭС» и позже вошло в состав ОАО «РусГидро» («ГидроОГК»), объединяющей все крупные и стратегически значимые ГЭС страны. Крупные ГЭС регулируют частоту во всей объединенной энергосистеме России, их работа крайне важна для энергетической безопасности страны, поэтому принято решение, что ОАО «РусГидро» никогда не перейдет под полный контроль частных инвесторов.

В 2005 году было проведено внеочередное общее собрание акционеров ОАО «Самараэнерго», которое приняло решение  о разделении имущества компании. Все его электрические сети и трансформаторные подстанции были переданы в ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги», а ТЭЦ и ГРЭС отошли в состав ОАО «Волжская территориальная генерирующая компания». Таким образом,  в ходе реформирования в составе «Самараэнерго» остались только  функции энергосбытового подразделения.

В соответствие с планом РАО «ЕЭС» 2008 году ОАО «Волжская ТГК» выпустила дополнительный пакет акций, который был куплен компанией КЭС, входящей в ГК «Ренова». В  результате Волжская ТГК перешла под управление частных акционеров.  В 2013 году, Волжская ТГК продала Новокуйбышевскую ТЭЦ-2 нефтехимическому  холдингу «Санорс». Деньги, вырученные от продажи акций компании в адрес КЭС и от продажи НкТЭЦ-2 холдингу «Санорс» были направлены на строительство газо-турбинного энергоблока на Новокуйбышевской ТЭЦ-1 и паро-газового энергоблока на Сызранской ТЭЦ. Ввод упомянутых новых энергоблоков в 2012 и 2013 году  потребовал более чем 22 миллиардов рублей и стал самым крупным энергостроительством в регионе за последние 30 лет. Модернизацию в настоящее время переживает и электросетевое хозяйство региона. В декабре 2010 года МЭС Волги была введена в строй подстанция Красноармейская ПС 500 кВ, строительство которой было начато еще в 1989  году. В 2013 была введена в строй модернизированная подстанция «ПС-220 Левобережная». Ведутся работы по модернизации подстанции «Куйбышевская». МРСК Волги провело модернизацию подстанции 110/6 кВ Восточная.  Компания «Русгидро» также реализует большую программу модернизации «Жигулевской ГЭС», в ходе работы будет заменено и обновлено основное оборудование ГЭС. Модернизация идет и в ОАО «Самараэнерго», и других ведущих энергокомпаниях региона.

Крупнейшие  энергетические предприятия Самарской области по состоянию на 1 января 2014 г.

·         Самарский филиал ОАО «Волжская ТГК» // КЭС-холдинг, ГК «Ренова» Предприятие производит  электрическую и тепловую энергию. Поставляет электрическую энергию и мощность на федеральный оптовый рынок, поставляет тепловую энергию потребителям Самары, Тольятти, Сызрани и Новокуйбышевска.  В состав предприятия входят: Самарская ТЭЦ, Самарская ГРЭС, Безымянская ТЭЦ, ТЭЦ ВАЗа, Тольяттинская ТЭЦ, Сызранская ТЭЦ, Новокуйбышевская ТЭЦ-1, предприятия тепловых сетей в Самаре, Новокуйбышевске и Тольятти. Общая установка - 3186,6 МВт.

·         Жигулевская ГЭС // ОАО «РусГидро». Установленная мощность Жигулевской ГЭС  2 351,5 МВт.

·         Новокуйбышевская ТЭЦ-2  // Холдинг «Санорс».  Установленная мощность электростанции  295 МВт.

·         Предприятие магистральных электросетей (ПМЭС)  Самарские магистральные электрические сети Волги (МЭС Волги) // ОАО «ФСК ЕЭС»,  ОАО «Россети».

В эксплуатации предприятия находятся 3 000,3 км линий электропередачи напряжением 220-500 кВ, 21 подстанция напряжением 220-500 кВ общей трансформаторной мощностью 6 027,27 МВА.

·         Филиал «Самарские распределительные сети» ОАО «МРСК Волги» // ОАО «Россети».

Предприятие обслуживает 267 подстанций, 5439 трансформаторных пунктов, 29 557 линий электропередачи.

·         ЗАО «Самарская сетевая компания» обслуживает в 27 муниципальных районах и 6 городских округах  Самарской области 24  подстанции, 2937 трансформаторных пунктов, 6332 км. воздушных и кабельных линий.

 

·         ЗАО «Самарские городские электрические сети» обслуживает в Самаре  147 распределительных пунктов, 2268 трансформаторных подстанций, 4642 км.  кабельных и воздушных линий электропередачи.

 

·         ОАО «Электросеть» обслуживает более 2 000 км.  кабельных сетей в Автозаводском районе Тольятти.

 

·         ООО «Сызранская городская электросеть». В состав предприятия входит Сызранская ГЭС мощностью 2 МВт.  Компания обслуживает 434 подстанции и  электрические сети протяженностью 1364,6 км в Сызрани и Октябрьске.

 

·         ОАО ТЕВИС  имеет на балансе тепловые сети и паропроводы общей протяженностью 228 км. в Автозаводском районе Тольятти.

Книги об истории развития энергетики Самарской области

1. Громов В. Самарские энергетические истории. Самара, 2010

2. Казарин В.Н. Энергетическое сердце Самары. Самара, 2000

3. Карцев В.П. Кржижановский. Москва, 1985

4. Ступени роста. Куйбышев, 1983

5. Шарлот В. На вахте огневой. Самара, 2001

6. Энергия Поволжья. Очерки о ветеранах энергетики. Самара, 2011